Skip to content

Гештальт-терапия — творческий подход к исцелению

Мне кажется интересным рассмотреть вопрос о том, как гештальт-терапия, направленная на развитие творческого приспособления использует творческие способы работы и взаимодействия

 

Для тех, кто не знает, расскажу вкратце, что является гештальт-терапией. Гештальт — это немецкое слово и означает «фигура», «образ», «целостность». Личность в теории гештальт-терапии рассматривается как непрерывно протекающий процесс взаимодействия организма со средой и с самим собою.

Гештальт-терапия была создана в 50-х Фрицем Перлзом, как ответ на очень сильные тенденции к психоанализу, где клиенты были довольно пассивны. Он хотел, чтобы пациенты были более активными, отношения с ними более сложными, более связанными друг с другом.

По существу гештальт не сильно отличается от других подходов психотерапии. Все подходы психотерапии направлены на понимание себя, увеличение вашей осведомленности, чтобы научиться принимать и ценить себя. Одной из ценностей гештальт-терапии является фокусирование на контакте. Существует мнение, что хороший контакт питателен для обоих, как для клиента, так и для терапевта; и что такое взаимодействие, такие отношения, которые могут развиваться между терапевтом и клиентом, становятся очень благоприятной и питательный средой.

Для меня, гештальт-терапия – это возможность встретиться на «границе контакта», и возможность почувствовать в себе силу и энергию. Чаще всего это происходит с помощью так называемого «эксперимента».  Эксперимент всегда должен сопровождаться живым любопытством  к другому человеку и собственным волнением. Я думаю, что в этом и есть уникальность  гештальт-терапии.

Что же для гештальт-терапии является хорошим контактом?

Хороший контакт – это встреча, с возможностью слушать и отвечать. Это некоторый цикл, в котором устанавливается связь между двумя людьми, где один говорит что-то, а второй слышит его. Его принимают и слушают.  У терапевта есть чувства, связанные со всем происходящим, а у клиента ответ.  Это постоянное взаимодействие между ними, где терапевт может наблюдать за «процессом» клиента, слышать КАК он говорит, КАК себя чувствует и КАК реагирует.

Хороший контакт предполагает прохождение полного цикла, в котором можно видеть свое влияние на другого. Это также осознавание своих мыслей, чувств, действий и поведения.

Это дает возможность стать более подлинным, спонтанным и способным к близости в этом процессе. Как правило, когда речь идет о близости, подразумевается замедление процесса, чтобы видеть, как человек устанавливает связь с другим человеком, но случается так, что хороший контакт может быть стремительным и быстрым.

Гештальт-терапия может помочь людям, научиться определять, что они несут в своей истории или в опыте,  что полезно, а что  уже не полезно сегодня. Это важно так, как часто правила, по которым мы живем, находятся за пределами нашего осознавания. Они часто не произносятся вслух,  это то, что было сформировано в нас благодаря отношениям с нашими родителями, нашими учителями, религией, друзьями и коллегами. Эти правила часто остаются незамеченными.

Но многие люди, я думаю, ищут  что-то большее, чем терапию «разговором». В этом смысле гештальт-терапия свободно обращается с творческими способами, так как в ней заключен еще один смысл, подразумевающий развитие гибкости и способности к творческому приспособлению.

В гештальт-терапии часто говорится о творческих способах приспособления, и это то, что мы стараемся помочь развить.

Я думаю, что творческое приспособление является одним из основных видов жизнедеятельности. Потому что наша жизнь постоянно меняется, мы постоянно устанавливаем и прерываем контакты. Творческое приспособление  необходимо для выживания. Гештальт-терапия использует термин творческого приспособления, чтобы подчеркнуть активный и спонтанный характер этого процесса. Каждую секунду каждого дня, мы творчески приспосабливаясь к изменениям в нашей жизни. Творческие способы приспособления могу открыть те двери и пути, которые действительно могу привести в «желанное место».  Это всегда исследование себя или других. Это приглашение играть и развивать свое любопытство и последовать за предложением  «Давай посмотрим, что происходит в этот момент!»

Когда речь идет о творчество в психотерапии, то я имею в виду процессуально-ориентированный подход в работе с художественными, творческими и «неожиданными» средствами, которые поддерживает концепцию восприятия и понимания. Ведь цель заключается не только в продукте творческого выражения, а, скорее, в процессе, посредством которого он появился.

Существует прямая связь внутри каждого из нас между различными проявлениями нашего природного творчества в письменной форме, искусства, музыки и танца.

Творчество в терапии – это то, что происходит между терапевтом и клиентом. Это процесс, в котором есть терапевт, а клиент делает что-то большее, чем просто самовыражение.

Идет ли здесь речь об арт-терапии? Отчасти, да.

Если человек находится в состоянии тупика, не может словами выразить то, что с ним происходит, или вообще плохо понимает, что с ним происходит, можно  пригласить обратить внимание на эту ситуацию. Это может быть бессловесное выстукивание пальцами. Это может выйти на странице в виде символов, знаков или просто клякс, и тогда будет очевидно, что у этого состояния есть цвет, и оно получило форму. Это то, о чем здесь можно говорить, во что можно углубиться и понять больше о себе. Так или иначе, если помочь обрести форму происходящему, то легче иметь дело с ним.

Может ли на процесс такого творчества повлиять склонность или несклонность к творчеству, как виду деятельности? Это интересный момент, потому что я думаю, что мы все, естественно, творчески. Конечно, есть много людей, которых отвернуло от творчества в привычном понимании.  Много людей не хотят рисовать, потому что они чувствуют, что плохо  рисуют. Секрет в том, что  это процесс сам по себе, в который можно только пригласить.

Творчество в психотерапии несет созидательную функцию, где терапевт находится в контакте с клиентом, который показывает и одновременно творит. Признаком хорошего контакта, в этом смысле, является  творческое взаимодействие в терапевтических отношениях.

Как правило, есть «стандартный» набор способ для творчества в психотерапии, и они имеют право на существование. Можно предложить нарисовать что-то, использовать, например, подушки для представления различных частей себя или разных людей в их жизни, или можно использовать песочницу, где клиенты  выбирают фигурку или ряд фигур, с которым олицетворяют себя и других.

Я могу использовать в работе пустой стул, который является классической техникой гештальт-терапии, где кто-то говорит о своей матери, например, и терапевт может попросить: «Представить на стуле свою мать. Поговорить с ней, как будто она здесь». Это часто поднимет уровень тревоги и возбуждения в человеке. Они могут сказать от души то, что раньше не могли произнести и снять этот груз с себя, чтобы двинуться дальше в этих отношениях.

В этот момент работа становится гораздо более прямой и быстрой, существенно приближаясь к решению реальной проблемы.

Но важно помнить, что даже известные  и испробованные техники все равно требуют творчества, которое помогает сделать индивидуально разработанные эксперименты. Творчество в, такого рода, эксперименте может выражаться в словах, жестах, проявлениях и одновременно невмешательстве самого терапевта, в помощи клиенту начать эту игру.

Только непрерывное творчество, будь то в индивидуальной терапии, в ко-терапии, или групповой терапии, стимулирует живость, инновации и осмысленность, которые необходимы в гештальт-терапии.

А для этого можно опираться, например, на сенсорные стороны клиентов.

Некоторые клиенты ориентируются хорошо визуально. Для них будет продуктивно использовать изображения, формы, цвета и дизайны. Другие опираются легко на звуки, и для них, в то время как третьи являются особенно восприимчивыми к пространственным способам общения,

и им необходимо взаимодействие с участием направления, движения и пространства. Кому-то легко найти себя, и общаться в метафорических терминах или наслаждаться фигурами речи. Такие словесные интервенции как метафора и словесные образы, возможно, не будут влияния, а жесты, мимика или «скульптуры группы »  наоборот.

Фриц Перлз как-то описывал работу со скульптором, который испытывал сложности в принятии решений. Перлз покинул временно среду разговорного языка  и предположил, художнику  выразить свои проблемы в своих скульптурах. Это средство самовыражения на невербальном уровне позволили ему войти пласты, которые были закрыты на исключительно вербальном уровне .

Процесс изучения, своей творческой части интересен сам по себе. Это как если вы можете отпустить ожидание, что должно быть что-то конкретное, и пойти за переживаемым чувством, тогда появляется что-то новое. Важно всегда проверять  с клиентом, как он себя чувствуют, что происходит  в его теле, прежде чем начать этот процесс, чтобы он смог опираться на них.  Это очень интересный процесс, быть с кем-то, кто неохотно рискует творить, потому что он думает, что они не очень способный, а затем быть втянутыми в него.

Использование искусства действительно полезно. Оно может дать нам чувство опоры, что можем сделать что-то здесь, что можем понять собственный процесс. Оно может пролить свет на то, чего еще не было… где не было света до этого. Это может дать нам надежду – что мы расширяем свой мир.

No comments yet

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: